Заговор на любовь, старорусский 10
Наюваривается на пищу или питъе, которыя даютъ приворажи-
ваемому, или на слѣдъ его.
Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), и пойду изъ дверей дверьми,
изъ воротъ воротами, подъ востокъ, подъ восточную сторону, подъ
свѣтлый мѣсяцъ, подъ луну Господню, къ тому синему морю, си-
нему морю Окіяну. У того у синяго моря лежитъ бѣлъ Алатръ ка-
мень; подъ тѣмъ подъ бѣлыыъ Алатромъ камнемъ лежатъ три - 15 -
доски, а подъ тѣми досками три тоски тоскучія, три рыды рыду-
чія. Подойду я близехонько, поклонюсь низехонько <Вставайте вы,
матушки три тоски тоскучія, три рыды рыдѵчія, и берите свое
огненное пламя; разжигайте рабу (имя рекъ) дѣвицу, разжигайте
ее во дни, въ ночи и въ полуночи, при утренней зарѣ и при ве-
черней. Садитесь вы, матушки три тоски, въ ретивое ея сердце,
въ печень, въ легкія, въ мысли и въ думы, въ бѣлое лицо и въ
ясныя очи; дабы рабъ Божій (имя рекъ) казался ей пуще свѣта
бѣлаго, пуще солнца краснаго, пуще луны Господией; ѣдой бы
она не заѣдала, питьемъ бы она не запивала, гульбой бы не ш-
гуливала; при пирѣ она или при бесѣдѣ, въ полѣ она или въ домѣ,—
не сходилъ бы онъ съ еяума-разума.> Будьте вы, мои слова, крѣпки и
лѣпки, крѣпче камыя и булата. Замыкаю я васъ тридевятью замками;
запираю я васъ тридевятью ключами. Нѣтъ моимъ словамъ пере-
говора и недоговора, и не измѣнить ихъ нихитрецу, ни мудрецу.

(Южн. Сибврь, зап. С. Г у л я е в ъ, Б«б. ддя Чтенія, 1848 г., т. ХС, отд. Ill
стр. 47).