Заговор на любовь, старорусский 5
Наговариѳаютъ на ѣду ѵли питье, которыя даютв привораживовае-
мому, uAii на его слѣдь.
Встапу я (имя рекъ) и пойду изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ
вороты, въ чистое поле, въ ишрокое раздолье, къ синему морю-
окіану. У того у синяго моря Окіана лежитъ Огненный змѣй. Сра-
жается и снаряжается онъ зажигать горы и долы и быстрыя рѣки;
болотныя воды со ржавчиною, орлицу съ орлятами, скопу со скопятами,
травы подкошеныя, лѣса подсѣченые. Подойду я поб.тиже, поклонюсь
пониже. «Гой, еси ты, Огненный змѣй! He зажигайты горыидолы, ни
быстрыя рѣки, ни болотныя воды со ржавчиною, ни орлицу съ ор-
лятами, ни скопу со скопятами; зажги ты красну дѣвицу (имя рекъ),
въ семьдесятъ-семь составовъ, въ семьдесятъ-семь жилъ и въ еди-
ную жилу становую, во всю ея хочь; что бъей милилось и хотѣ-
лось, бралобы ее днемъ при солндѣ, ночью при мѣсяцѣ, чтобы опа
тосковала и горевала по (имя рекъ), сномъ бы она не засыпала, ѣдою
не заѣдала, гульбою не загуливала. Какъ бѣлая щука-рыба не
можетъ быть безъ проточной воды и безъ пробѣжи, такъ бы красная
дѣвица (имя рекъ) не могла бы безъ (имя рекъ) ни жить, ни быть>.
Будьте, мои слова крѣпки и лѣпки, крѣпче камня и булата, остраго
нбжа и борзомѣткаго копья. А ключь моимъ словамъ и утверж-деніе, и крѣпость крѣпкая, н сяла сыльная въ небесной высотѣ, a
замокъ въ морскоы глубішѣ.

(Южн. Сибирь, зап. С. Г у л л ѳ в ъ , Бнбл. для Чт. 1848 г., т. ХС, отд.
III, стр. 48—49.— СЛІШІ: заіі. В. Ю р л о в ъ , Симб. губ. вѣд. 1865 г., № 71,
Сенгилеевск. у.).