Заговор на любовь, старорусский 2
Говорить на три зори утреннюю, вечернюю и утрпннюю.
Благослови раба Божія (ішярекъ). Благословясь, лягу я, рабъ
Божій (имярекъ), помолясь встану, перекрестясь з^моюсь водою, ро-
сою, утруся платкомъ ткапымъ; пойду азъ, рабъ Божій, изъ две-
рей въ двери, изъ воротъ въ ворота, въ чистое поле, на путь,
на дорогу; въ стрѣчу мнѣ, рабу Божію, три брата: Усыня,
Бородыня да Никита Маментій. <Гой еси, три брата, да вы куда
идете, вы куда бредете?» «Идемъ на лѣса темцые, на болота зыбу-
чія, на рѣки текучія лѣса зажигати, болота высушати, рѣки за-
творяти. > < Гой вы еси, три брата, не ходите на лѣса темные, на бо-
лота зыбѵчія, на рѣки текучія, подите вы, сходите. послужите мнѣ,
куда 'я васъ пошлю, рабъ Божій; зажгите вы ретивое сердце у рабы
Божіей (имярекъ), чтобы горѣло по рабѣ Божіемъ; какъ огонь го-
ритъ въ печн жарко на жарко, не потухаетъ, такъ бы ея сердце
горѣло по рабѣ Божіемъ; какъ милъ вёсь бѣлой свѣтъ, такъ бы я
казался ей рабѣ Божіей, краснѣе краснаго солнышка, свѣтлѣе свѣт-лаго мѣсяца; какъ тоскуетъ мать по дитяти, такъ бы раба Божія
тосковала и горсвала по рабѣ Божіемъ, тосковало и горевало ея
сердце; какъ тоскуетъ младенецъ по титькѣ, такъ бы и она тоско-
вала и горевало сердце ѵ рабы БожіеГі по рабѣ Божіемъ; какъ то-
скуетъ кобыла по жеребенкѣ, корова по теленкѣ, такъ бы раба
Божія тосковала и горевало ея сердце по рабѣ Божіемъ; какъ то-
скуетъ сука по щенятамъ, кошка ио котятамъ, такъ бы и она, раба
Божія, тосковала и горевало ея сердце no рабѣ Божіемъ; какъ то-
скуетъ утка по утятамъ, клуша по клушатамъ; въ ѣжѣ бы не за~
ѣдала, въ питьѣ бы не запивала, въ гульбѣ бы не загуливала, во
снѣ бы не засыпала, ни въ году, ни въ полугоду, ни во дни, ни
въ ночи, ни въ часѵ, ни въ получасу, ни въ ыинуту, ни въ полуми-
нуту.> Говорю я азъ, рабъ Божій (имя рекъ), тридеспть словъ, триде-
сять стиховъ и тридесять молитвъ; какъ на землѣ бѣлъ горючь
камень, такъ бы мои слова и наговоры сквозь семидесяти костей,
сквозь осмидесяти суставовъ, сквозь пятидесяти жилъ, сквозь буй-
ной головы, сквозь ясныхъ очей, сквозь ручныхъ жилъ, сердеч-
ныхъ, сквозь пятныхъ и подколѣночныхъ. Говорю я азъ, рабъ Бо-
жій, тридесять словъ и тридесять стиховъ, тридесять молитвъ; за-
пираю азъ, рабъ Божій трпдесятьми запорами и трндесятью клю-
чами, и тѣ ключи къ себѣ беру. Иойду азъ, рабъ Божій, изъ Оке-
ана въ Океанъ море; брошу я тѣ золоты ключп въ Океанъ море,
иодъ тотъ бѣлъ горючь камень; на томъ Океанѣ морѣ никому не
бывать и воды не пнвать, песку не зобать и тѣхъ золотыхъ ключей
никому не вынимать, по мой вѣкъ, по мою смерть.
(Владпм. г., арх. Общ.).