Заговор на любовь, старорусский
Говорится на прапшъ^(ПОДАРОК) который должет бытъ подаренъ любимой
діьвушкгь.
Во имя Отца И Сына и Святаго Духа. Стану я, рабъ Божій (имя-
рекъ), благословясь, пойду иерекрестясь изъ избы дверьми, изъ дверей
воротами, въ чистое поле завбрами и змолюся тремъ вѣтрамъ, тремъ
братьямъ: Вѣтръ Мойсѣй, вѣтръ Лука, вѣтрн буйные, вихори!
Дѵйте и винтите по всему свѣту бѣлому и по всему люду креще-
ному; распалите и присушите мѣднымъ припоемъ рабу (имя рекъ) ко-
мнѣ, рабу Божію. Сведите ее со мною—душа съ душею, тѣло съ тѣ
ломъ, плоть съ плотію и не уроните, по всему бѣлому свѣту гу-
ляючи, той нрисухи крѣпкой ни на воду, ни на лѣсъ, ни на землюі
ни на скотину и ни на могилу. Въ воду сроните—вода высохнетъ;
на лѣсъ сроните—лѣсъ повёнетъ; на землю сроните—зеыля сго-
ритъ; на скотину сроните—скотина посохнетъ; на могилу къ по-
койнику сроните — костьё въ могилѣ запрядаетъ. Снесите и доне-
сите, вложите и положите въ рабиду Божію (имя рекъ), въ красную
дѣвицу, въ бѣлое тѣло, въ ретивое сердце, въ хоть и въ плоть. Чтобъ
красяая дѣвица не могла безъ меня, раба Божія (имя рекъ), не жить,
не быть, не дни дневать, не часа часовать, о мнѣ, о рабѣ Божіемъ
(имя рекъ), тужила и тосковала>. Въ чистомъ полѣ сидитъ баба свод-
ница,у тоё у бабы у сводницы стоитъ печь кирпична, въ той печѣ кир-
пичной стоитъ кунжанъ лнтръ; въ томъ кунжанѣ литрѣ всякая веща кипптъ,
ттерекшісіетъ, горитъ, перегораетъ, сохнетъ и посыхаетъ: итакъ бы о мнѣ, рабѣ Божьемъ (пмя рекъ), рабица Божья (гімя рекъ) серд-цемъ кипѣла, кровью горѣла, тѣломъ сохла и нс могла бы безъ мепя раба Божія (юія рекъ), не жить, не быть, не дни дпевать, не часа часо-
вать; неѣдой отъѣстпсь не могла бы отъ меня, не иитьемъ отпиться,
нѳ дѵтьёмъ отдуться, не гулянкой загулять, не въ бани отпариться.
Тѣмъ моимъ словамъ ключь и замбкъ, аки крестъ на церквѣ.
Во ішя Отда и Сына и Святаго Духа. Аминь. Аминь. Аминь.
Стану я, рабъ Божій, благословясь, пойду иерекрестясь изъ избы
дверьми, изъ дверей воротами въ чистое поле заворами. Выйду
я, рабъ Божій, на три розстани, и помолюся я треыъ братьямъ
вѣтрамъ: «Первый братъ стокъ, второйбратъ сиверъ, третей братъ
лѣто! Внесите вы тоску и сухоту въ рабицу Божыо (имя рекъ) чтобъ
она, по мнѣ, рабѣ Божьемъ (имя рекъ), тоснула и сохла, не могла
бы безъ меня не дня дневать, не часа часовать, отнынѣ до вѣка
и во вѣки. Аминь»!