Ассоциативное виденье руны Йера

На родном пепелище сидел одинокий старик,
Мелко руки тряслись, тихо слёзы катились из глаз –
Всё огонь поглотил, ничего погорелец не спас,
И родных – никого. А просить у людей не привык.

И нахлынуло горе, и вязкой бессильной тоской
Потянулась из глаз старика беспросветная мгла.
И всё мнилось ему, будто там, где осталась зола,
Стонет, бьётся, кричит бесприютный теперь домовой.

Не заметил старик, как соседка к нему подошла:
“Ты учил мою дочь не плутать по тропинкам лесным,
Ты сумел ей отца заменить, да и мне стал родным…
Вот, возьми – я еды и одежды тебе принесла”.

А за ней прибежали мальчишки весёлой гурьбой:
“Ты нам лодочки делал, а сказкам - утерян уж счёт!
Мы вот рыбы поймали, держи, мы наловим ещё!”
И умчались назад со всех ног - только пыль за спиной.

Следом, хмурясь, большою толпой подошли мужики.
“От сумы да тюрьмы…” - покачал головою один, -
“Ты пока поживи у меня, а потом поглядим,
Может, к лету и выйдет отстроить. А так не с руки –

Ты лечил наших коз и коров, возвращал молоко,
Ты нам сети сплетал – в них большой попадался улов!”
Растерялся старик, не сумев подобрать нужных слов,
Лишь сглотнул подступивший вдруг к горлу невовремя ком.