Черная Магия, Белая Магия

Объявление

При оплате МАСТЕРу либо Ядвиге от 3-4 месяцев обучения сразу, скидка 10%.

Раскрещивание

Школа гадания на кофейной гуще, кофейных зернах, чае

Обряд раскрытия магических способностей

Магическая помощь

Открыт набор в безплатную Школу Рунной Магии

Школы: Курсы: Мастер-классы:
Школа МАСТЕРа

Школа Славянской Магии
(начало обучения 16 марта)

Школа Рун
(начало обучения 21 марта)

Школа "Мантика Рун"
(начало обучения 21 марта)

Школа Таро
(начало обучения 25 марта)

Школа "Магия Свечей"
(начало обучения 17 марта)

Школа Приворотной Магии
(начало обучения 12 апреля)

Школа Ритуальной Магии
(начало обучения 23 марта)

Школы Ядвиги

Школа Черной Магии
(начало обучения 2 апреля)

Школа Белой Магии
(начало обучения 3 апреля)

Школа "Шуйного Пути"
(начало обучения 4 апреля)

Школа "Десного Пути"
(начало обучения 6 апреля)

Школа Ленорман
(начало обучения 7 апреля)

Школа "Таро Теней"
(начало обучения 7 апреля)

Школа Диагностика Маятником
(начало обучения 9 апреля)

Школа "Таро Кощуны"
(начало обучения 8 апреля)

Школа Таро "Дыхание Ночи"
(начало обучения 10 апреля)

Школы Энхеля

Школа Диагностики негатива
(начало обучения 17 марта)

Школа Рунической Магии
(начало обучения 16 апреля)

Школа Ясновидения
(начало обучения 17 апреля)

Курс "Отливание воском"
(начало обучения 10 апреля)

Курс "Энвольтирование"
(начало обучения 16 марта)

Курс "Создание Духа-помощника"
(начало обучения 20 марта)

Школа Рейки
(начало обучения 22 марта)

Курс "Настройка на денежный поток"
(доступ дается сразу)

Курс "Исполнение своих желаний"

Школа "Магия камней"

Мастер-класс "Отливание воском"
(дата проведения: 16 апреля)

Мастер класс "Правила Энвольтирования"
(дата проведения: 16 марта)

Мастер-класс "Анализ ситуации на кощунах"
(дата проведения: 17 марта)

Мастер-класс "Создание оберега Домового"
(дата проведения: 25 марта)

Мастер-класс "Что такое сглаз и как от него защитится?"
(дата проведения: 25 марта)

Мастер-класс "Медитации"
(дата проведения: 18 марта)

Мастер-класс "Практика работы на кладбище"
(дата проведения: сентябрь)

Важная информация:
Если Вы хотите начать обучение у нас и у Вас нет денег на обучение, то напишите Мастеру либо Энхелю с просьбой прислать Вам методику привлечения денег.

Акции:
1. Расклады таро
2. Авторские обряды
3. Помощь в трактовке карт в позициях любого расклада

Приобрести обряд:
1. Обряды для самостоятельного проведения
2. Готовые обряды для самостоятельного проведения (уже набраны)

Магическая помощь:
1. Кабинет МАСТЕРа - oleg.o-master@yandex.ru
2. Кабинет Энхеля - enhel.runolog@yandex.ru
3. Кабинет Ядвиги - yadvigayagishna@yandex.ru
4. Бесплатные консультации

Курс: Диагностика наличия негатива картами Таро Теней
(начало обучения 27 марта)

Курс: Диагностика наличия негатива картами Таро классическое
(начало обучения 26 марта)

Курс: Диагностика наличия негатива картами Дыхание Ночи
(начало обучения 28 марта)

Курс: Диагностика наличия негатива картами Ленорман
(начало обучения 30 марта)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сказания о Богах

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Великаны

Первыми на земле вместе с айсбергами появились великаны, которые наполнили мировую бездну Гинунгагап. С самого начала эти великаны были противниками и соперниками богов, а так как последние воплощали все хорошее и прекрасное, то великаны олицетворяли все некрасивое и злое.
Вот идет он - вот он идет - дух холода!
Веет от него колючим северным ветром,
И гнутся темные норвежские сосны под его дыханием.
Спешит он туда, где горят огни над Геклой -
На прекрасном небе, отражаясь на льду.
Дж. Г. Виттьер

Когда боги убили первого великана Имира и он бездыханным упал на лед, его потомство потонуло в его крови. Только одна пара, Бергельмир и его жена, сумели спастись в Ётунхейме, где они и нашли себе пристанище, став основателями рода великанов. Великанов называли ётуны, что означало "великий едок", так как великаны были известны своим неуемным аппетитом, а также своими огромными размерами. Они любили выпить и поесть, поэтому их еше называли турсами, что, по мнению некоторых исследователей, означает "жажда". Так как великаны были противниками богов, последние постоянно пытались силой удержать их в Ётунхейме, который был расположен на Северном полюсе. В битвах с богами великаны всегда терпели поражение, так как они были тяжелы и неповоротливы, а бронзовому оружию богов могли противопоставить только камень. Несмотря на это неравенство, однако, боги часто завидовали им, так как великаны владели знанием о прошлом. Даже Один завидовал этому знанию великанов и, как только он смог напиться из источника мудрости, которым владел Мимир, то поспешил в Ётунхейм, чтобы сразиться с Вафтрудниром, самым мудрым из великанов. Однако Одину все равно не удалось бы одержать победу в этом необычном поединке с великаном, если бы он не перестал задавать вопросы, касающиеся прошлого, и не спросил великана о будущем.

Из всех богов великаны больше всего страшились Тора, так как он постоянно сражался с инеистыми и горными великанами, которые в противном случае уже давно наполнили бы землю, помешав людям возделывать ее. Сражаясь с великанами, Тор часто прибегает к своему страшному молоту Мьёлльниру.

Согласно легендам древних германцев, неровная поверхность земли объясняется действиями великанов, которые исказили ее гладкую поверхность, тяжело ступая по ней, еще совсем молодой и мягкой. Потоки же появились из слез, проливаемых великаншами, которые видели, как огромные отпечатки ног их мужей изрыли долины. Северяне верили, что великаны, олицетворявшие для них горы, были огромными страшными созданиями, которые могли передвигаться только в темноте или тумане и превращались в камни, как только первые лучи солнца рассеивали мрак или пробивались сквозь облака.

Именно согласно этим верованиям одна из самых высоких гор получила название Ризенгебирге (Великанские горы). Скандинавы также разделяли эти верования, а сегодня жители Исландии называют вершины самых высоких гор Екулами (измененное "Ётун"). В Швейцарии, где снег никогда не сходит с горных вершин, люди и поныне рассказывают истории о том, как в этих местах бродили великаны; а когда с горных вершин спускается лавина, они говорят, что это великаны стряхивают снег с бровей и ресниц.

0

22

Вёлунд и Валькирия

Однажды три валькирии: Эльрун, Эльвит (чудесная) и Сванхвит (лебяжье-белая) - о резвились в воде, как вдруг три брата: Эгиль, Слагфид и Вёлунд, подошли к ним и, забрав лебяжье оперение, заставили их остаться на земле и стать их женами. Валькирии оставались со своими мужьями в течение девяти лет, пока вновь не обрели своего оперения, после чего вернулись в Вальхаллу.
Семь протекло зим спокойных,
а па восьмую
тоска взяла их,
а на девятой
пришлось расстаться;
прочь устремились
в чашу леса
девы-валькирии,
битв искавшие.
(Старшая Эдда, Песнь о Вёлунде. Перевод В. Тихомирова)

Братья тяжело переживали потерю жен, и двое из них, Эгиль и Слагфид, надев свои лыжи, отправились на поиски возлюбленных, бесследно исчезнув в холодных и туманных северных краях. Третий брат, Вёлунд, понимая, что поиски бесполезны, остался дома, найдя утешение в созерцании кольца, оставленного Эльвит в качестве знака любви, и не терял надежды на ее возвращение. Будучи искусным кузнецом, он мог изготовить любые, самые изысканные украшения из золота и серебра, так же как и волшебное оружие, которое не мог разрушить никакой удар. Кузнец изготовил семьсот колец, похожих на кольцо, оставленное женой, и по окончании работы связал их вместе. Однажды ночью, возвратившись с охоты, он обнаружил, что кто-то унес одно кольцо, оставив остальные, что, по его мнению, было верным признаком скорого возвращения любимой.

Той же самой ночью он был застигнут врасплох, связан и пленен шведским конунгом Нидудом, завладевшим его мечом, самым лучшим, наделенным волшебной силой оружием. Конунг оставил его для себя, а кольцо любви, сделанное из чистейшего рейнского золота, он отдал своей единственной дочери Бёлвильд. Что касается несчастного Вёлунда, то его отправили на соседний остров и, чтобы он не сбежал, перерезали сухожилия. Там конунг заставил его непрестанно делать оружие и украшения. Также он заставил его построить запутанный лабиринт.

С каждым новым оскорблением, наносимым Нидудом, ярость и отчаяние Вёлунда увеличивались, и денно и ношно он вынашивал план мести. Кроме того, он готовился к побегу и в перерывах между работой сделал себе чудесные крылья, похожие на крылья своей жены-валькирии, которые он намеревался надеть на себя после осуществления плана мести. Однажды конунг пришел навестить заключенного и принес ему украденный меч, с тем, чтобы тот починил его. Но Вёлунд заменил его другим оружием, как две капли воды похожим на волшебный меч, чтобы обмануть конунга, когда тот придет за ним. Несколько дней спустя Вёлунд заманил сыновей конунга в кузницу и убил их. Из их черепов он сделал кубки для питья, а из глаз и зубов - драгоценности, которые подарил родителям и сестре.
Из черепов
чаши он сделал,
вковал в серебро,
послал их Нидуду.
Ясных глаз
яхонты яркие
мудрой отправил
супруге Нидуда;
зубы обоих
взял и для Бёдвильд
нагрудные пряжки
сделал из них.
(Старшая Эдда. Песнь о Вёлунде. Перевод В. Тихомирова)

Семья конунга не подозревала, откуда взялись эти украшения, поэтому дары были с радостью приняты. Что касается молодых людей, то все решили, что они уплыли в море и там утонули.

Вёлунд направился в Альвхейм, где нашел свою возлюбленную жену и жил с ней счастливо до наступления сумерек богов.

0

23

Дурные предчувствия обитателей Асгарда

То, что случилось потом, - позор для богов, и смертным не следует часто об этом вспоми­нать. Колдунья Гулльвейг явилась в Асгард, потому что Хеймдалль не посмел преградить ей путь. Она вошла в ворота и обосновалась среди асов и ванов. Она расхаживала по Асгарду с вечной ухмылкой на лице, и там, где она проходи­ла, мерзко ухмыляясь, поселялись тревога и злове­щие предчувствия.

Тревога и дурные предчувствия сильнее всего одолели поэта Браги и его жену, прекрасную и про­стодушную Идунн, ту, что собирала яблоки, отго­нявшие старость от обитателей Асгарда. Браги умолк, прервав на полуслове свой бесконечный рассказ. Идунн же, обезумев от страха и жутких предчувствий, расползавшихся по Асгарду, со­скользнула вниз по стволу Иггдрасиля, мирового древа, и опять некому стало собирать яблоки, по­могавшие асам и ванам сохранять молодость.

Тогда всех обитателей Асгарда охватило смя­тение. Сила и красота начали покидать их. Тор с трудом поднимал Мьёлльнир, свой огромный молот, и плоть под ожерельем Фрейи утратила сверкающую белизну. А колдунья Гулльвейг по-прежнему разгуливала по Асгарду с гнусной ух­мылкой, невзирая на общую к ней ненависть.

На поиски Идунн отправились Один и Фрейр. Ее бы тотчас нашли и вернули обратно, будь у Фрейра волшебный меч, который он отдал за Герд. Чтобы добраться до Идунн, ему пришлось сразить­ся со стражем озера, в котором она укрылась, - с Бели. В конце концов Фрейр убил его оружием, сделанным из оленьих рогов. Ах, не тогда, а много позже Фрейр горько пожалел об утрате своего чу­десного булата: когда всадники Муспелля двинулись на Асгард, ваны не одержали над ними победы лишь потому, что у Фрейра не оказалось его меча.

Идунн вернулась в город богов. Но тревога и дурные предчувствия, как и прежде, ползли по Ас­гарду. К тому же обнаружилось, что колдунья Гул­львейг пагубно влияет на мысли богов.

Наконец Один решил судить Гулльвейг. Он су­дил ее и приговорил к смерти. Но прикончить Гул­львейг могло только копье Одина Гунгнир, так как она была не из рода смертных.

Один метнул Гунгнир. Копье пронзило Гулль­вейг, но она по-прежнему стояла, ухмыляясь бо­гам. В другой раз бросил Один свое копье, и опять копье пронзило колдунью. Она посинела, как мер­твец, но не упала. В третий раз метнул Один копье. И, пронзенная в третий раз, колдунья испустила вопль, от которого содрогнулся весь Асгард, и без­дыханная грянулась наземь.
    - Я совершил убийство в стенах, где убивать запрещено, - возгласил Один. - Возьмите те­перь труп гулльвейг и сожгите его на крепост­ном валу, чтобы никакого следа колдуньи, сму­щавшей нас, не осталось в Асгарде.
Боги вынесли труп Гулльвейг на крепостной вал, разложили погребальный костер и позвали Хресвельга раздувать пламя:
О-го-го, Хресвельг-великан!
Восседая у края небес
В оперении птицы-орла,
Ты могучими взмахами крыл
Прогоняешь ветра над землей.
Опахни ж и селенье богов!

Когда все это произошло, Локи был далеко. Те­перь он часто отлучался из Асгарда, чтобы взгля­нуть на дивное сокровище, отнятое им у карлика Андвари. Это Гулльвейг приковывала его мысли к чудесному кладу. Когда же он вернулся и услыхал о свершившемся, в нем вспыхнула ярость. Ибо Локи был из тех, чей ум растлили присутствие и нашептывания колдуньи Гулльвейг. Ненависть к богам захлестнула его. И вот он пришел на то ме­сто, где сожгли Гулльвейг. Все ее тело обратилось в золу, кроме сердца, не тронутого огнем. И Локи, обуянный гневом, схватил сердце колдуньи и про­глотил его. О, каким черным и зловещим был для Асгарда тот день, когда Локи проглотил сердце, не тронутое огнем!

0

24

Злосчастное сокровище Цвергов

И так, пир у Эгира завершился, и вереница асов и ванов потянулась в Асгард. Только двое двинулись в другом направлении - Один, старейший из богов, и злокознен­ный Локи.

Локи и Один сбросили с себя всю свою божественность. Их путь лежал в мир людей, и они не должны были ничем отличаться от смертных. Вместе они пошли по Мидгарду, общаясь с самыми разными людьми: властителями и хлебопашцами, злодеями и добродеями, воинами и купцами, рабами и советниками, добряками и грубиянами. Однажды они присели отдохнуть на берегу широкой реки. Где-то неподалеку слышался стук железа по железу.

Вскоре на каменном островке посреди реки появилась выдра. Она нырнула в воду и вынырнула с лососем в зубах. Опять вскарабкавшись на камень, выдра принялась уплетать свою добычу. И тут на глазах у Одина Локи совершил бессмысленное злодеяние. Подняв огромный булыжник, он запу­стил им в выдру. Булыжник размозжил зверю череп и убил его наповал.
    - Локи, Локи, зачем ты без нужды совершил смертоубийство? - вскричал Один.
В ответ Локи только рассмеялся. Он поплыл к островку и вернулся с тушкой.
    - Зачем ты отнял жизнь у бессловесной твари? - спросил Один.
    - Меня толкнула на это моя злокозненная натура, - ответил Локи, вытащил нож и, вспоров выдре брюхо, стал сдирать с нее шкуру. Закончив работу, он сложил шкуру и заткнул ее за пояс. Затем Один и Локи опять тронулись в путь.

Идя вдоль реки, они вышли к дому, рядом с которым стояли две кузницы, откуда и слышался стук железа по железу. Они заглянули в дом и спроси­ли, нельзя ли там поесть и передохнуть.

И старик, жаривший на очаге рыбу, указал им на скамью.
    - Располагайтесь здесь, и, когда рыба поспеет, я угощу вас на славу Мой сын - отличный рыболов, он приносит мне самых лучших лососей.

Один и Локи сели на скамью, а старик продолжал хлопотать над стряпней.
    - Меня зовут Хрейдмар, - сказал он, - и мои два сына работают в кузницах. Есть у меня и третий сын, это он ловит для нас рыбу. А вы кто такие, странники?
Локи и Один назвали Хрейдмару не те имена, под которыми они были известны в Асгарде и Мидгарде. Хрейдмар подал им рыбу, и они утолили голод.
    - И что же случилось с вами за время странствий? - спросил Хрейдмар. - Мало кто забредает сюда рассказать о том, что творится в мире.
    - Я убил булыжником выдру, - со смехом ска­зал Локи.
    - Ты убил выдру! - вскрикнул Хрейдмар. - Где ты ее убил?
    - Это совершенно не важно, старик, - отве­чал Локи. - Но у нее хорошая шкура. Вот она, у меня за поясом.

Хрейдмар выхватил шкуру из-за пояса Локи и, поднеся ее к глазам, пронзительно закричал:
    - Фафнир, Регин, сыны мои, скорее бегите сюда и прихватите из кузниц рабов. Сюда, сюда, сюда!
    - Что ты так надсаживаешься, старик? - спросил Один.
    - Ты убил моего сына Отра! - завопил старик. - У меня в руках шкура моего сына!

Как раз в эту минуту в дверь ворвались два молодых парня с кувалдами в сопровождении рабов-трэлей.
    - Фафнир, Регин! Прихлопните этих людей своими кувалдами! - закричал их отец. - Отр, любивший плавать в реке и превращенный мною в речного зверя, чтобы ему легче было ловить для нас рыбу, убит вот этими негодяями.
    - Успокойся, - сказал Один. - Если мы и убили твоего сына, то по недоразумению. Мы возмес­тим тебе твою потерю.
    - Чем вы ее возместите? - спросил Хрейдмар, глядя на Одина маленькими пронзительны­ми глазками.

И тут Один, старейший из богов, произнес слова, недостойные его мудрости и могущества. Он мог бы сказать: «В возмещение твоей потери я принесу тебе глоток воды из источника Мимира». Но вместо того чтобы вспомнить о возвышенном, Один Всеотец вспомнил о низменном.
    - Оцени жизнь своего сына, и мы заплатим за нее золотом, - проговорил он.
    - Может быть, вы великие властители, странствующие по свету, - сказал Хрейдмар. - Если так, то вам придется покрыть золотом каждый волосок на шкуре того, кого вы убили.

Тогда Один, захваченный мыслью о выкупе, подумал о некоем кладе, который стерег карлик. Никакого другого сокровища в девяти мирах не хватило бы, чтоб удовлетворить требование Хрейдмара. Хотя и со стыдом, но Один подумал об этом кладе и о том, как его можно заполучить.
    - Локи, знаешь ли ты о сокровище Андвари? - спросил он.
    - Я знаю о нем, Один, - оживился Локи, - и знаю, где оно спрятано. Не испросишь ли ты для меня разрешения сходить за сокровищем Андвари?

Один обратился к Хрейдмару:
    - Я останусь у тебя заложником, если ты позволишь моему приятелю отправиться за драгоценностями, которые покроют шкуру выдры волосок за волоском.
    - Позволяю, - сказал старик Хрейдмар, блеснув острыми хитрыми глазками. - Ступай сейчас же, - велел он Локи.
И Локи вышел из дома.

Андвари звался карлик, который в незапамятные времена завладел величайшим сокровищем в девяти мирах. Чтобы иметь возможность неусыпно стеречь его, Андвари обернулся рыбой-щукой и плавал взад-вперед у входа в грот, где хранился клад.

Все в Асгарде знали о сокровище карлика, но существовало поверье, что на нем лежит какое-то заклятие и лучше к нему не прикасаться. Теперь же Один повелел его забрать. Локи радостно устремился к гроту Андвари. Добрался до заводи перед гротом и стал высматривать стража. Вскоре он увидел щуку, с оглядкой плавающую у входа.

Придется ему изловить рыбину и крепко держать ее, пока не будет произведен расчет. Щука заметила наблюдавшего за ней Локи, резко метну­лась в сторону и быстро поплыла по течению.

Как же ее поймать? Она выскользнет из рук и на наживку не клюнет. Нужна колдовская сеть - вся надежда на нее.

У Ран, жены старого великана Эгира, владыки морей, была такая колдовская сеть. Ран затягивала в нее все драгоценности с потонувших кораблей. Вспомнив об этой сети, Локи повернулся и направился в чертог Эгира искать морскую владычицу. Но Ран редко обреталась в жилище своего супруга. Локи нашел ее у ближайших рифов.

Холодная великанша стояла в волнах, улавли­вая в свою сеть каждую ценную вещицу, выносимую из глубин приливом. Рядом с нею уже громоздилась целая гора кораллов, яхонтов, золотых и серебряных безделушек, а она все продолжала забрасывать и вытаскивать сеть.
    - Ты ведь знаешь меня, жена Эгира, - начал Локи.
    - Я знаю тебя, - сказала владычица Ран.
    - Одолжи мне твою сеть, - сказал Локи.
    - Не одолжу, - сказала владычица Ран.
    - Одолжи мне твою сеть, чтобы я мог поймать карлика Андвари, который похваляется, будто его сокровище больше, чем все то, что ты когда-либо вытащишь из моря.

Холодная владычица морей застыла с сетью в руках и в упор посмотрела на Локи. Да, если он собирается поймать Андвари, сеть она ему одолжит. Ран люто ненавидела всех цвергов, ведь они не уставали твердить, что никогда ей не обладать такими ценностями, какими они владеют уже сейчас. А особенно она ненавидела Андвари, карлика, захватившего самое огромное сокровище в девяти мирах.
    - Здесь мне пока нечего больше ловить, - сказала она, - и если ты поклянешься возвратить сеть к завтрашнему дню, я одолжу ее тебе.
    - Клянусь искрами Муспелльсхейма, что воз­вращу тебе твою сеть к завтрашнему дню, о владычица Эгира! - вскричал Локи.
Тогда Ран отдала ему колдовскую сеть, и он поспешил назад, туда, где карлик в измененном об­личье охранял свой дивный клад.

Темной была заводь, в которой плавал обернувшийся щукой Андвари, но ему чудилось, будто она озарена золотым сиянием его волшебного сокровища. Ради этого сокровища он расстался с сородичами и лишил себя радости создавать вместе с ними удивительные изделия. Ради него обрек себя на рыбью глухоту и немоту.

И вот, кружа перед фотом, Андвари снова увидел над собою тень и нырнул под навес берега.
Обернувшись и заметив приближающуюся сеть, он залег на дно. Но колдовская сеть растянулась и опутала его.

В мгновение ока Андвари взлетел в воздух и, задыхаясь, плюхнулся на берег. Он бы умер, если б не принял свой обычный облик карлик опять стал карликом.
    - Андвари, ты пленник. Тебя пленил один из асов, - услышал он голос своего поработителя.
    - Локи! - выдохнул он.
    - Ты пленен и останешься пленником, - сказал ему Локи. - Асы повелевают отдать сокровище мне.
    - Это мое сокровище! Мое! - заверещал карлик. - Никогда я с ним не расстанусь.
    - Я не отпущу тебя, пока ты его не отдашь, - сказал Локи.
    - Это нечестно, нечестно! - закричал Андвари. - Ты, Локи, всегда поступаешь нечестно. Я предстану перед троном Одина и попрошу его покарать тебя за попытку меня ограбить.
    - Один сам послал меня сюда, чтобы я принес ему твое сокровище, - сказал Локи.
    - Неужели все асы такие нечестные? О да. Ведь когда-то они обманули великана, который построил стену вокруг их города. Асы нечестные!

В ответ на оскорбления и непокорство беспомощного карлика Локи принялся его истязать. Наконец, дрожа от злости и обливаясь слезами, Андвари отвел Локи в свой грот и, отвалив камень, показал ему груду золота и драгоценных камней.

Локи тут же начал кидать в колдовскую сеть золотые слитки и украшения со сказочными рубинами, сапфирами и смарагдами. От него не укрылось, что Андвари сцапал что-то с самого верха груды, но сперва он и виду не подал. Когда же все до последней мелочи было собрано в сеть, Локи, готовый отбыть с сокровищем карлика, проговорил:
    - Осталось отдать еще одну вещицу - кольцо, которое ты, Андвари, утащил из кучи.
    - Ничего я не утаскивал, - сказал карлик, но весь затрясся от бешенства, заскрежетал зубами, и на его губах выступила пена. - Ничего я из кучи не утаскивал.

Но Локи дернул его за руку, и кольцо, которое Андвари спрятал у себя под мышкой, покатилось на землю.
Это кольцо из чистейшего золота было бесценнее всего клада. Останься оно у Андвари, карлик мог бы по-прежнему считать себя обладателем несметного богатства, потому что это кольцо могло порождать золото. Кроме того, на нем была выгравирована руна власти.
Локи поднял бесценное кольцо и надел его себе на мизинец. А карлик, тыча в Локи большими паль­цами, разразился проклятием:
Пусть навлечет кольцо
С могущественной руной
Злосчастье черное
На голову твою
И головы всех тех,
Что покусятся впредь
На перстень, мне родной.

Пока Андвари произносил это проклятие, Локи увидел, как во тьме грота возникла какая-то фигура и двинулась к нему. Он узнал в ней Гулльвейг, великаншу, которая некогда жила в Асгарде.

Давным-давно, в дни юности мира, когда боги только-только поднялись на свою священную гору и Асгард еще не был построен, пришли к асам три великанши. С этого времени жизнь богов изменилась. Именно тогда научились они ценить и прятать золото, прежде бывшее для них игрушкой. Тогда же их впервые потянуло воевать. Всеотец метнул копье в посланцев ванов и породил войну.

Трех великанш прогнали из Асгарда, с ванами был заключен мир, и обитатели Асгарда вырастили яблоки вечной молодости. Страсть к золоту была обуздана. Но никогда больше асы не чувствовали себя такими счастливыми, как до появления великанш.

Гулльвейг была одной из тех трех, что разрушили первоначальное счастье богов. И вот она то появилась из глубины грота, где Андвари хранил свой клад, и с улыбкой приблизилась к Локи.
    - Ну вот, Локи, - сказала она, - ты снова видишь меня. И Один, пославший тебя в этот грот, тоже меня увидит. Подумать только, Локи! Я отправлюсь к Одииу твоим гонцом с вестью, что ты несешь клад Андвари.
С этими словами, ухмыляясь ему в лицо, Гулльвейг быстрыми и легкими шагами вышла из грота. Локи связал концы волшебной сети, вместившей в себя все сокровище, и последовал за великаншей.

Старейший из богов стоял, опершись на свое копье и созерцая шкуру выдры, раскинутую перед ним. Вдруг распахнулась дверь, и кто-то вошел в жилище стремительной и радостной походкой. Всеотец поднял глаза и в обладательнице стремительной и радостной походки узнал Гулльвейг, одну из тех, что некогда разрушили счастье богов. Всеотец изготовился пронзить ее копьем.
    - Опусти копье, Один, - сказала она. - Я долго жила в гроте карлика. Но твое слово освободило меня, а проклятие, произнесенное Андвари над кольцом, привело меня сюда. Опусти копье и посмотри на меня, старейший из богов. Ты изгнал меня из Асгарда, но ты же вызвал меня обратно. Если вам, Одину и Локи, купившим себе свободу ценой золота, не заказана дорога в Асгард, то и мне, Гулльвейг, она не заказана.

Глубоко вздохнув, Один опустил копье.
    - Это так, Гулльвейг, - молвил он. - Я не вправе заступить тебе дорогу в Асгард. Почему я не предложил Хрейдмару в возмещение его утраты мед Квасира или воду из источника Мимира!

Пока они говорили, подоспел Локи. Он положил на пол волшебную сеть. Востроглазый старик Хрейдмар, громадный Фафнир и тощий, словно вечно голодный Регин собрались поглазеть на золото и драгоценные камни, сиявшие сквозь ячеи. Они стали отталкивать друг друга от сокровища, и Хрейдмар закричал:
    - Никто не должен находиться здесь, кроме этих двух властителей и меня, пока мы разбираем золото и каменья и проверяем, хватает ли их. Подите-ка вон, ребята.
Пришлось Фафниру и Регину покинуть дом. Они плелись еле-еле, а за ними тащилась Гулльвейг, шепча что-то им обоим.

Трясущимися руками старик Хрейдмар расправил шкуру, прежде облекавшую его сына. Расправил уши, и хвост, и лапы, так чтобы был виден каждый волосок И, все еще стоя на коленях, сказал:
    - Приступайте, о владыки, и смотрите, чтобы каждый волосок на шкуре моего сына был покрыт драгоценным металлом или камнем.

Всеотец стоял, опершись на копье, наблюдая за тем, как производится расплата. Локи брал золотые слитки, браслеты и кольца, он брал рубины, смарагды и сапфиры и укладывал их на каждый волосок. Скоро середина шкуры была покрыта. Затем он устлал золотом и каменьями лапы и хвост. Вскоре шкура выдры так засверкала, что казалось, она озаряет весь мир. И все же Локи продолжал находить места, куда можно было положить еще камушек или золотую вещицу.

Наконец он встал. Все драгоценные камни и все золотые предметы были вынуты из сети. И все волоски на шкуре выдры были покрыты драгоценными камнями или золотыми предметами.

Но старик Хрейдмар, стоя на четвереньках, продолжал внимательно обглядывать шкуру. Наконец он поднялся на колени. Губы его шевелились, но он не издал ни звука, только коснулся коленей Одина и, когда тот нагнулся, показал ему на торчащий ус.
    - Что ты хочешь сказать? - завопил Локи, склоняясь над скрючившимся на полу человеком.
    - А то, что ваш выкуп еще не уплачен: смотрите, вот неприкрытый ус. Вы не можете уйти, пока каждый волосок не будет покрыт золотом или камнем.
    - Опомнись, старик, - грубо сказал Локи. - Тебе отдано все сокровище цверга.
    - Вы не можете уйти, пока не будет покрыт каждый волосок,- повторил Хрейдмар.
    - Но у нас больше нет ни золота, ни драгоценных камней, - развел руками Локи.
    - Тогда вы не можете уйти! - закричал Хрейдмар, вскакивая.

Возразить было нечего. Один и Локи не могли покинуть жилище старика, не заплатив сполна по уговору. Но где асам теперь взять еще драгоценностей?

И тут Один заметил, как на пальце Локи сверкнуло золото: это было кольцо, отнятое им у Андвари.
    - Твое кольцо! Положи на шкуру выдры твое кольцо! - приказал Один.

Локи снял кольцо, на котором была выгравирована руна власти, и придавил им ус выдры. Тогда Хрейдмар громко вскрикнул и захлопал в ладоши. Тотчас вбежали громадный Фафнир и тощий, вечно голодный Регин, а за ними Гулльвейг. Они сгрудились вокруг шкуры сына и брата, которая вся переливалась золотом и драгоценными каменьями. Но как ни притягивала взор сверкающая шкура, Фафнир и Регин то и дело зыркали на отца и друг на друга, и их взгляды были поистине смертоносными.

По Биврёсту, радужному мосту, проследовали вереницей асы и ваны, возвращавшиеся с пира старого Эгира, - Фрейр и Фрейя, Фригг, Идунн и Сив, Тюр со своим мечом и Тор в колеснице, запряженной двумя козлами. За ними шел Локи, а замыкал шествие Один, Отец богов. Он брел медленно, опустив голову, ибо знал, что за ним по пятам идет незваная гостья — Гулльвейг, которую боги некогда изгнали из Асгарда, но чьему возвращению теперь не могли воспрепятствовать.

0

25

Всеотец открыват Видару, своему молчаливому сыну, тайный смысл своих деяний.

Не только великанам и людям показывался Один в те дни, когда странствовал по Ётунхейму под именем Вегтам. Он встречался и разговаривал также с богами: с тем, что жил далеко от Асгарда, и с теми, что спускались из Асгарда в Мидгард и Ётунхейм.

Далеко от Асгарда жил Видар, молчаливый сын Одина. Глубоко в глуши, среди ветвей и высокой травы, сидел Видар. А рядом с ним пасся оседлан­ный конь, готовый в любую минуту пуститься в путь.

И Один, теперь Вегтам Странник пришел в это уединенное место и заговорил с Видаром, молча­ливым асом.

О Видар, - молвил он, - самый непостижи­мый из моих сынов, бог, который будет жить, ког­да все мы умрем, бог, который принесет память об обитателях Асгарда в мир, не ведающий их власти. О Видар, я прекрасно знаю, почему рядом с тобой пасется конь, готовый в любую минуту пу­ститься в путь. Это затем, сын мой, чтобы ты мог вскочить на него и мчаться во весь опор, спеша отомстить за своего отца.

Только тебе, о Видар Молчаливый, открою я тайный смысл моих деяний. Кто, как не ты, вправе узнать, зачем я, Один, старейший из богов, девять дней и девять ночей висел на дереве Иггдрасиль, пронзенный собственным копьем? Я висел там, об­дуваемый ветрами, дабы обрести знание, которое даст мне силу в девяти мирах. На девятую ночь мне явились руны мудрости, и, соскользнув с дерева, я взял их себе.

И ты узнаешь, зачем будут прилетать к тебе мои вороны, принося в клювах кусочки кожи. Это для того, чтобы ты стачал себе из них сандалию. Но­гой, обутой в эту сандалию, ты упрешься в ниж­нюю челюсть могучего волка и разорвешь его по­полам. Все башмачники мира бросают наземь обрезки кожи, чтоб тебе было из чего стачать сан­далию для ноги-раздирательницы.

Я надоумил людей срезать ногти у мертвецов, чтобы как можно дольше великаны не построили себе из этих ногтей корабль Нагльфар, на кото­ром они приплывут с севера в день Рагнарёка, ги­бели богов.

И я скажу тебе больше, Видар. Сойдя к людям, я женился на дочери героя. Зачатый нами сын бу­дет жить как смертный среди смертных. Его назо­вут Сиги. От него произойдут герои, что вместе с другими героями заполнят Вальхаллу, мой соб­ственный чертог в Асгарде, и, когда пробьет час, поддержат нас в битве с великанами и Суртом, во­оруженным огненным мечом.

Долго оставался Один наедине со своим мол­чаливым сыном Видаром, который со своим бра­том переживет обитателей Асгарда и принесет в новый день и новый мир память об асах и ванах. Многое поведал ему Один, прежде чем покинул глушь, где росли травы и кусты и пасся конь, гото­вый в любую минуту пуститься в путь, и обратил стопы к берегу моря, куда сошлись небожители, приглашенные на пир старым великаном Эгиром, морским владыкой.

0

26

Дети Локи

Однажды, это было еще до того как великаны начали войну с Асами, бог огня Локи, странствуя по свету, забрел в Йотунхейм и прожил там три года у великанши Ангрбоды. За это время она родила ему трех детей: девочку Хель, змею Йормундгад и волчонка Фенриса. Вернувшись обратно в Асгард, бог огня никому не рассказал о своем пребывании в стране великанов, но всеведущий Один скоро узнал о детях Локи и отправился к источнику Урд, чтобы спросить вещих норн об их дальнейшей судьбе.
    - Смотрите, смотрите, сам мудрый отец богов пришел к нам! Но он услышит от нас недобрые вести, - едва увидев его, сказала старшая норна.
    - Он пришел услышать от нас то, что надолго лишит его покоя, - добавила средняя норна.
    - Да, он пришел услышать от нас о детях Локи и великанши Ангрбоды, - подтвердила младшая из норн.
    - Если вы знаете, зачем я к вам пришел, так ответьте мне на тот вопрос, который я хотел вам задать, - сказал Один.
    - Да, мы ответим тебе, - вновь заговорила Урд. - Но лучше бы тебе не слышать наших слов. Знай, что те, о ком ты хотел спросить, принесут богам много несчастий.
    - Двое из них принесут смерть тебе и твоему старшему сыну, а третья будет царствовать после вас, и ее царство будет царством тьмы и смерти, - добавила Верданди.
    - Да, волк убьет тебя, а змея - Тора, но и они сами погибнут, а царство третьей будет недолгим: жизнь одержит победу над смертью, а свет - над тьмой, - сказала Скульд.

Печальный и озабоченный возвратился владыка мира в Асгард. Здесь он созвал всех богов и поведал им о предсказании норн, а Тора послал в Йотунхейм за детьми Локи. С тревогой выслушали Асы слова Одина, но еще больше испугались они, когда бог грома привез с собой на своей колеснице Хель, Йормундгад и Фенриса.

Еще совсем юная, Хель была уже на две головы выше своей исполинской матери. Левая половина ее лица и туловища была красной, как сырое мясо, а правая - иссиня-черной, как беззвездное небо страны вечной ночи. Змея Йормундгад, вторая дочь Ангрбоды, еще не успела вырасти - в ней было не более пятидесяти шагов, - однако из ее пасти уже сочился смертельный яд, а ее холодные светло-зеленые глаза сверкали беспощадной злобой. По сравнению с обеими сестрами их младший брат, волчонок Фенрис, казался совсем безобидным. Ростом с обычного взрослого волка, веселый и ласковый, он понравился богам, которые не нашли в нем ничего опасного для себя. Один, сидя на своем троне, внимательно оглядел всех троих.
    - Слушай меня, Хель, - произнес он. - Ты так велика и сильна, что мы решили сделать тебя повелительницей целой страны. Эта страна лежит глубоко под землей, и даже под Свартальфахеймом. Ее населяют души умерших, тех, кто недостоин жить с нами в Валгалле. Ступай туда и никогда больше не появляйся на поверхности земли.
    - Я согласна, - сказала Хель, наклоняя голову.
    - Ты, Йормундгад, - продолжал Один, - будешь жить на дне мирового моря. Там для тебя найдется довольно места и пищи.
    - Я соглассссна, - прошипела Йормундгад, сворачиваясь кольцом и глядя на богов жестким немигающим взглядом.
    - А ты, Фенрис, - промолвил Один, обращаясь к волчонку, - будешь жить у нас в Асгарде, и мы воспитаем тебя сами.

Фенрис ничего не ответил: он был так мал и глуп, что еще не умел говорить.

В тот же день Хель отправилась в царство мертвых, где и живет до сих пор, повелевая душами умерших и зорко следя за тем, чтобы ни одна из них не вырвалась на свободу.

Змея Йормундгад опустилась на дно мирового моря. Там она все росла и росла, так что наконец опоясала кольцом всю землю и положила голову на собственный хвост. С этого дня ее перестали называть Йормундгад, а прозвали змея Митгард, что означает "Мировая змея".

Фенрис целый год жил в Асгарде, но и он с каждым часом становился все больше и больше, и вскоре из игривого волчонка превратился в такое чудовище, что уже никто из богов, кроме бога войны Тюра, который его кормил, не решался подойти к нему близко. Тогда Асы решили привязать Фенриса и больше месяца трудились, пока не сковали цепь, которая, как они думали, сможет его удержать. Эта цепь называлась Лединг и была самой толстой цепью на свете. Боги принесли ее волчонку и сказали:
    - Ты уже вырос, Фенрис. Пора тебе испытать свои силы. Попробуй разорвать цепь, которую мы сделали, и тогда ты будешь достоин жить с нами в Асгарде.

Фенрис внимательно звено за звеном осмотрел Лединг и ответил:
    - Хорошо, наденьте мне ее на шею. Довольные Асы сейчас же исполнили его желание и надели на него цепь.
    - А теперь отойдите подальше, - сказал волчонок. С этими словами он приподнялся, встряхнул головой, и Лединг со звоном разлетелся на куски.
    - Вот видите, я достоин жить среди вас, - гордо заявил Фенрис, снова ложась на свое место.
    - Да, да, Фенрис, ты достоин жить среди нас, - переглядываясь между собой, отвечали испуганные Асы и поспешили уйти, чтобы начать делать вторую цепь.

На этот раз они работали целых три месяца, и выкованная ими цепь, Дромми, оказалась в три раза толще, чем Лединг.
    - Ну, уж ее-то Фенрису не разорвать, - говорили они друг другу, весело неся Дромми волчонку.

Однако, когда он встал, чтобы их приветствовать, и они заметили, что его спина уже возвышается над гребнем крыши Валгаллы, веселость богов сразу прошла.

Увидев Дромми, Фенрис оглядел ее так же внимательно, как перед этим Лединг.
    - Ваша новая цепь намного толще старой, - сказал он, - но и мои силы прибавились, и я с удовольствием их испробую. И он подставил богам свою шею. Асы надели на нее цепь, и тогда волчонок встряхнулся, но цепь выдержала. Тогда глаза его загорелись, и он с рыком потянулся. Дроми разлетелась надвое, а Фенрир стоял, как ни в чем не бывало, сверля Скирнира злобным взглядом.

Пораженные ужасом, боги снова собрались на совет.
    - Нам незачем делать третью цепь, - говорили они, - все равно, пока мы ее скуем, Фенрис вырастет еще больше и разорвет ее так же, как и две первых.
    - Хорошо, тогда обратимся за помощью к гномам, - сказал Один. - Может быть, им удастся то, что не удалось нам.

И, вызвав к себе гонца Асов, Скирнира, он послал его в Свартальфахейм. Услышав просьбу отца богов, гномы долго спорили между собой, не зная, из какого металла ковать цепь, но наконец старейший из них сказал:
    - Мы сделаем ее не из металла, а из корней гор, шума кошачьих шагов, бород женщин, слюны птиц, голоса рыб и сухожилий медведей, и я думаю, что такую цепь не разорвет даже Фенрис.

Так и случилось, что спустя еще два месяца Скирнир принес богам цепь Глейпнир, сделанную по совету старейшего из гномов. А кошачьи шаги стали с тех пор бесшумными, у женщин нет бород, у гор - корней, у птиц - слюны, у медведей - сухожилий, а у рыб - голоса.

Когда Асы впервые увидели Глейпнир, они были очень удивлены. Эта цепь была не толще руки и мягка, как шелк, однако чем сильнее ее растягивали, тем прочнее она становилась. Теперь оставалось только надеть ее на Фенриса, но боги решили сначала отвести его на остров Лингви, лежащий в мировом море, где бы волчонок не мог причинить вреда, ни им, ни людям.
    - Ты должен подвергнуться последнему и самому важному испытанию, Фенрис, - объявили они младшему из детей Локи. - Если ты его выдержишь, твоя слава разнесется далеко по всему свету, но для этого ты должен последовать за нами туда, куда мы тебя отведем.
    - Я готов, - согласился Фенрис.

Однако, когда Асы привели его на остров Лингви и хотели было накинуть на него Глейпнир, волчонок сердито оскалил зубы.
    - Эта цепь так тонка, - заявил он, - что, если она не волшебная, разорвать ее ничего не стоит, а если она волшебная, то я могу и не разорвать ее, несмотря на всю мою силу. Значит, я или не добуду никакой славы, или сделаюсь вашим пленником.
    - Ты ошибаешься, Фенрис, - возразил Один. - Если ты не разорвешь нашей цепи, значит, ты настолько слаб, что нам нечего тебя бояться и мы тут же дадим тебе свободу, если же ты ее разорвешь, то ты и так ничего не потеряешь.
    - Мудреные вещи ты говоришь, - усмехнулся волчонок. - Хорошо, я позволю вам подвергнуть себя и этому испытанию, только пускай кто-нибудь из вас вместо залога положит мне в пасть свою правую руку.

Боги с тоской переглянулись. Пленение Фенрира было бы благом для всех, но кто согласится пожертвовать ради этого рукой? Асы один за другим отступили. Но не Тюр, отважный меченосец. Он шагнул к Фенриру и протянул левую руку к его громадной пасти.
    - Не эту руку, о Тюр, а ту, в которой ты держишь меч, - прорычал Фенрир, и Тюр вложил правую руку в страшный зев.

Боги накинули на шею волчонку Глейпнир, другой конец которого уже заранее прочно прикрепили к огромной скале. Фенрис потряс головой, потом потянул все сильнее и сильнее, но чудесная цепь не разрывалась.
    - Нет, - прохрипел, наконец, полузадушенный волчонок, - я не могу ее разорвать, освободите меня! Асы не двинулись с места.
    - Ах, так, значит, вы меня обманули! - бешено зарычал Фенрис.

Одним движением челюстей он откусил руку у Тюра и, скрежеща зубами, бросился на остальных Асов. Навстречу ему выступил Хеймдалль и воткнул в его пасть меч с двумя клинками. Концы этих клинков вонзились в верхнюю и нижнюю челюсти волчонка, и тот, не в силах их закрыть, завыл от боли и злобы. Мощным потоком хлынула с его языка пена. Из этой пены образовалась река под названием Вон - река ярости, которая текла до наступления Рагнарёка, гибели богов.

Пока одни из богов перевязывали рану Тюра, другие, во главе с Одином, взяли скалу, к которой был привязан Фенрис, и опустили ее вместе с ним глубоко под землю, где этот страшный волк живет и поныне, продолжая расти и набираться сил и, поджидая той минуты, когда исполнится предсказание норн. Так Асам удалось на долгое время избавиться от страшных детей бога огня.

0

27

Золотые волосы Сив

Все, кто обитал в Асгарде, - асы и асини, что были богами и богинями, и ваны, что были друзьями богов и богинь, - гневались на Локи. И не удивительно, ведь это он помог великану Тьяцци похитить Идунн и ее золотые яблоки. Но да будет вам известно, что их бурный гнев вызвал у Локи желание еще как-нибудь им насолить. И вот однажды ему представился такой прекрасный случай напакостить, что сердце его возликовало. Сив, жена Тора, заснула под открытым небом, на траве, в море дивных золотых волос. Локи знал, как сильно Тор любил эти золотые волосы и как, дорожа любовью Тора, берегла их Сив. Вот она - возможность сделать большую гадость. Улыбаясь, Локи достал ножницы и срезал сверкающие волосы, прядь за прядью, завиток за завитком. Сив не проснулась и не ведала, что лишилась своего сокровища. А Локи не оставил на голове богини ни единого волоска.

Тор тем временем был в отлучке. Вернувшись в город, он направился к себе домой. Сив, его жена, не вышла ему навстречу. Он позвал ее, однако не услышал в ответ радостного отклика. Чертоги всех богов и богинь обошел Тор, но нигде не встретил он Сив, своей златовласой жены.

Возвращаясь домой, Тор вдруг услыхал шепот: кто-то произнес его имя. Он остановился, и тогда из-за камня выскользнула фигура, закутанная в покрывало. Тор едва узнал свою жену Сив. Он устремился к ней, а она стояла и судорожно всхлипывала.
    - О Тор, супруг мой, - проговорила она, - не смотри на меня. Я стыжусь твоего взгляда. Я уйду из Асгарда, из семьи богов и богинь, и спущусь в Свартхейм, к карликам-цвергам. Я не в силах показаться на глаза обитателям Асгарда.
    - О Сив, - воскликнул Тор, - что же с тобой случилось?
    - Я потеряла свои волосы, - молвила Сив, - дивные золотые волосы, которые ты, Тор, так любил. Ты не станешь больше любить меня, поэтому я должна уйти, спуститься в Свартхейм, к карликам. Я теперь такая же уродина, как и они.

Тут Сив сбросила с головы покрывало, и Тор увидел, что ее чудесные волосы исчезли. Она стояла перед ним, исполненная стыда и скорби, и в груди его закипел могучий гнев.
    - Кто сотворил это с тобой, Сив? - вопросил Тор. - Я Тор, сильнейший из обитателей Асгарда, и я добьюсь, чтобы могущество богов вернуло тебе твою красу. Идем со мною, Сив.

И, взяв жену за руку, Тор повел ее в Зал Совета, где находились боги и богини.

Сив накинула на голову покрывало, не желая, чтобы асы и асини видели ее остриженную голову. Но по яростному блеску в глазах Тора все догадались, что обида, нанесенная Сив, очень велика. Тут Тор поведал об исчезновении ее дивных волос. Ропот пробежал по Залу Совета.
    - Это дело рук Локи, никто другой в Асгарде не совершит столь позорного поступка, - говорили асы друг другу.
    - Да, это дело рук Локи, - сказал Тор. - Он спрятался, но я найду его и убью.
    - Нет, так не годится, Тор, - возвысил голос Один, Отец богов. - Нет, ни один из обитателей Асгарда не может убить другого. Я призову Локи сюда, и ты сам заставишь его - ведь Локи хитроумен и способен на многое - вернуть Сив красоту ее золотых волос.
И тогда клич Одина, клич, которому все в Асгарде обязаны были повиноваться, полетел по городу богов. Локи услышал его и вынужден был покинуть свое укрытие и войти в чертог, где боги держали совет. Посмотрел он на Тора - и увидел ярость в его глазах, посмотрел на Одина - и увидел суровость в лике Отца богов; и понял Локи, что придется ему расплачиваться за оскорбление, которое он нанес Сив.
    - Верни Сив красу ее волос, Локи, - повелел Один.

Локи посмотрел на Одина, посмотрел на Тора и понял, что это веление, должно исполнить. Быстрый его ум начал искать способ вернуть Сив ее красу.
- Я сделаю, как ты велишь, Всеотец, - сказал он.

Но прежде чем поведать, как Локи возвратил Сив красу ее золотых волос, нужно рассказать о том, что существовало тогда в мире, кроме богов и богинь. Во-первых, были ваны. Когда боги-асы пришли на гору строить Асгард, там уже обитали другие создания. В отличие от великанов, они были пригожие и дружелюбные. Их то и звали ванами.

При всей своей пригожести и дружелюбии ваны не задавались вопросом, как сделать мир прекраснее и счастливее. Этим они отличались от асов, которые только о том и помышляли. Асы заключили с ванами мир, и стали они жить в согласии. Ваны создавали вещи, помогавшие асам делать мир прекраснее и счастливее. Фрейя, которую великан хотел забрать вместе с солнцем и луною в награду за возведение стены, принадлежала к ванам. Ванами были также Фрейр, брат Фрейи, и Ньёрд, их отец.

Внизу, на земле, обитали иные существа - легкие альвы, которые плясали и порхали, ухаживая за деревьями, цветами и травами. Ванам было дозволено править альвами. А под землей, в пещерах и рудниках, обитало другое племя - карлики, или цверги, маленькие сморщенные создания, злые и уродливые, но не существовало в мире равных им искусников-мастеров.

В те дни, когда и асы и ваны отворачивались от Локи, он часто спускался в Свартхейм, подземное обиталище карликов. И теперь, получив повеление вернуть Сив красу ее волос, Локи подумал о помощи, какую могут оказать ему цверги.

Все ниже и ниже спускался он извилистыми подземными ходами и наконец пришел туда, где в кузницах работали карлики, водившие с ним дружбу. Все карлики были искусными кузнецами, и Локи застал своих друзей за работой. Они орудовали молотами и схватами, придавая металлам причудливые формы. Некоторое время Локи наблюдал за ними, присматриваясь к изделиям, которые рождались у них под руками. Первым было копье таких совершенных пропорций и выделки, что даже самый неумелый метатель не послал бы его мимо цели. Вторым был корабль, который мог плавать по самому бурному морю, а сложенный, умещался в любом кармане. Копье называлось Гунгнир, а корабль - Скидбладнир.

Локи завел с карликами приветливый разговор, восхваляя их работу и суля им всякую всячину, о которой те мечтали и которую могли получить только в Асгарде. Долго он говорил с ними, и, в конце концов, маленькие уродцы возомнили, что весь Асгард будет принадлежать им.

И вот Локи сказал им:
    - Найдется ли у вас слиток чистого золота, что­бы выковать нити, и не простые, а столь же тонкие, как волосы Сив, жены Тора? Одним только цвергам под силу создать такое чудо. А вот и слиток золота. Откуйте из него тончайшие нити, и сами боги позавидуют вашему искусству.

Польщенные речами Локи, карлики-кузнецы взяли слиток чистого золота и бросили в огонь. Затем, вытащив его и положив на наковальню, они принялись стучать по нему крошечными молоточками, пока не разбили на нити, тонкие, как волоски. Но этого было недостаточно. Волосы Сив по тонкости не имели себе равных на свете. Карлики все обстукивали и обстукивали нити, пока те не стали точь-в-точь как волосы Сив. Нити сверкали, будто солнце, а когда Локи поднял их над головой, они так и заструились к земле. До того воздушной оказалась золотая паутина, что ее можно было зажать в кулаке, и до того легкой, что даже птичка не ощутила бы ее веса.

Тогда Локи опять стал превозносить карликов, а уж, сколько всего наобещал - не счесть! Всех цвергов очаровал, хотя были они народцем неприветливым и подозрительным. А перед уходом попросил у них копье и корабль, на которые сразу положил тлаз, - копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Карлики отдали ему эти сокровища, хотя спустя некоторое время сами дивились, как могли с ними расстаться.

Локи помчался обратно в Асгард, вошел в Зал Совета, где собрались асы и асини, и веселой улыбкой встретил суровый взгляд Одина и гневный взгляд Тора.
    - Прочь покрывало, о Сив! - вскричал он.

И, когда бедная Сив скинула покрывало, он возложил на ее остриженную голову чудесную золотую паутину, которую держал в кулаке. По ее плечам заструилось золото, невесомое, мягкое и сверкающее, как собственные ее волосы. И все асы и ваны, и все их прекрасные жены, глядя на Сив, вновь окруженную золотым ореолом, рассмеялись и захлопали в ладоши от радости. А золотые нити приросли к голове Сив навечно.

0

28

Как Брокки наказал Локи

Локи, желая опять расположить к себе асов и ванов, извлек сокровища, которые выманил у карликов, - копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Асы и ваны ахнули от изумления при виде диковинных изделий. Локи преподнес копье Одину а господину ванов Фрейру отдал корабль Скидбладнир.

Весь Асгард ликовал, что столь чудесные и столь полезные вещи достались его обитателям. А Локи, вручивший эти дары с большой важностью, сказал хвастливо:
    - Никто, кроме карликов, работающих на меня, не умеет делать ничего подобного. Есть и другие карлики, но они столь же неуклюжи, сколь безобразны. Лишь те карлики, что служат мне, в состоянии творить чудеса.

Тут Локи хватил через край. Карликов-мастеров было много, и один из них находился в Асгарде. Не замеченный Локи, он стоял в тени трона Одина, прислушиваясь ко всему, что говорилось. Внезапно он подскочил к Локи. Его маленькое уродливое тельце сотрясалось от гнева. Это был Брокк, самый злопамятный из карликов.
    - Ты мерзкий бахвал, Локи, - прорычал он, - все твои слова лживы. Синдри, мой брат, не унизится до того, чтобы служить тебе, а он лучший кузнец Свартхейма.

Асам и ванам стало смешно, что карлик Брокк оборвал Локи в разгар его хвастовства. Сам же Локи рассвирепел.
    - Молчи, цверг, - гаркнул он, - твой брат узнает, что такое кузнечное дело, когда пойдет к цвергам, которые водят дружбу со мной, и кой-чему у них поучится.
    - Поучится у цвергов, которые водят дружбу с тобой! Моему брату Синдри учиться у цвергов, которые водят дружбу с тобой! - взревел Брокк еще яростней прежнего. - Асы и ваны и не взглянули бы на те безделки, что ты принес из Свартхейма, если б увидели изделия моего брата Синдри.
    - Когда-нибудь мы испытаем твоего брата Синдри и проверим, на что он способен, - сказал Локи.
    - Испытайте сейчас же, испытайте сейчас же! - вскричал Брокк. - Ставлю мою голову против твоей, Локи, что его работа заставит обитателей Асгарда посмеяться над твоим бахвальством.
    - Принимаю твое условие, - ответил Локи. - Моя голова против твоей. С радостью посмотрю, как твоя безобразная башка слетит с твоих горбатых плеч.
    - Асы решат, будет ли работа моего брата Синдри лучшим произведением кузнецов Свартхейма. И они проследят, чтобы ты, Локи, расплатился своей головой. Вы согласны быть судьями, о обитатели Асгарда?
    - Да, согласны, - сказали асы.

Засим, все еще кипя от ярости, карлик Брокк спустился в Свартхейм, туда, где работал его брат.

В своей раскаленной кузнице Синдри вертелся между мехами, наковальней И молотами в окружении гор металла - золота, серебра, меди и железа. Брокк поведал ему, как поспорил с Локи на голову, что Синдри может создать более удивительные вещи, чем копье и корабль, которые Локи принес в Асгард.
    - Ты сказал правду, брат мой, - молвил Синдри, - и не проиграешь своей головы. Но мы вдвоем должны потрудиться над тем, что я собираюсь выковать. Твоя задача - поддерживать огонь, чтобы он горел ровно-ровно, не взвиваясь и не опадая ни на мгновение. Если ты сумеешь выполнить мое указание, мы сотворим чудо. Теперь, брат, крепко держи рукоять мехов и не спускай глаз с огня.

С этими словами Синдри бросил в огонь не металлическую болванку, а кабанью шкуру Брокк раздувал мехи, следя за тем, чтобы огонь горел ровно-ровно. И в жарком пламени кабанья шкура распухла, приняв диковинную форму.

Но тут случилось непредвиденное! В кузницу влетел слепень, сел Брокку на руку и пребольно ужалил. Карлик вскрикнул, но продолжал орудовать мехами, поддерживая огонь, так как догадался, что слепень этот - Локи и что Локи хочет испортить изделие Синдри. Вновь слепень впился ему в руку словно раскаленными клещами, но Брокк, превозмогая боль, раздувал и раздувал мехи, так что пламя не взвивалось и не опадало ни на мгновение.

Синдри подошел, заглянул в огонь и произнес над распухшей шкурой заклинание. Слепень улетел. Синдри велел брату отдохнуть, а сам вынул форму, что образовалась в огне, и обработал ее молотом. Это и вправду было чудо - вепрь, весь золотой, который мог летать по воздуху, излучая свет каждой щетинкой. Брокк, позабыв о жгучей боли, вскрикнул от радости:
    - Это величайшее из чудес! Обитатели Асгарда наверняка признают поражение Локи. Я получу голову Локи! Я получу голову Локи!

Но Синдри возразил ему:
    - Вепрь Золотая Щетина не может превзойти ни копье Гунгнир, ни корабль Скидбладнир. Нужно создать нечто более удивительное. Раздувай мехи, как раньше, брат, и не позволяй пламени ни опадать, ни взвиваться ни на мгновение.

Взяв слиток золота, который сверкал так ярко, что освещал темную пещеру, где работали карлики, Синдри бросил его в огонь. Потом он отошел за каким-то орудием, оставив Брокка у мехов.

И опять прилетел слепень. Брокк заметил его, лишь почувствовав укус. Слепень жалил и жалил его в шею, пока у Брокка не сперло дыхание. Однако ж он продолжал раздувать мехи, так что пламя не взвивалось и не опадало ни на мгновение. Когда подошел Синдри и заглянул в огонь, Брокк только хватал ртом воздух, не в силах выдавить из себя ни слова.

Синдри вновь произнес заклинание над золотом, плавившимся в огне, извлек его из жара и принялся выделывать на главной наковальне, а в скором времени показал Брокку нечто вроде кольца из солнечных лучей.
    - Это дивное кольцо, брат мой, - сказал он. - Кольцо на правую руку бога. И оно таит в себе чудеса. Каждую девятую ночь из него будут возникать восемь подобных ему колец, потому что это Драупнир, кольцо приумножения.
    - Одину, Отцу богов, отдам я это кольцо, - проговорил оживший Брокк. - И Один поневоле признает, что в Асгард еще не доставляли ничего столь удивительного и столь полезного богам. О Локи, хитроумный Локи, я получу твою голову вопреки всем твоим уловкам.
    - Не спеши, брат, - остудил его восторг Синдри. - Мы неплохо потрудились. Но куда совершеннее должно быть то, что заставит обитателей Асгарда отдать тебе голову Локи. Работай, как прежде, брат, и не позволяй пламени ни взвиваться, ни опадать ни на мгновение.

На сей раз Синдри бросил в огонь железную болванку и отошел, чтобы взять молот для ковки. Брокк по-прежнему раздувал мехи, но дрожал всем телом в предчувствии укуса слепня. Только его руки оставались тверды.

Карлик увидел, как слепень ворвался в кузницу, и вскрикнул, когда тот закружился вокруг него, примериваясь, куда бы ужалить посвирепее. Он сел Брокку на лоб, прямо между бровей. От первого укуса у карлика из глаз посыпались искры. От второго укуса кровь отхлынула от головы Брокка. Тьма объяла пещеру. Брокк не выпускал рукояти мехов, но не мог определить, ровно ли горит пламя. Он закричал, и Синдри поспешил к нему.

Синдри произнес заклинание над изделием, лежавшим в огне, и вытащил его.
    - Еще мгновение, - проговорил он, - и это было бы поистине совершенное творение. Но поскольку ты позволил пламени на мгновение опасть, оно не так хорошо, как могло бы быть.

Синдри положил предмет, выплавившийся в огне, на главную наковальню и начал ковать. Когда к Брокку вернулось зрение, он увидел огромный молот, весь из железа. Только вот рукоять казалась коротковатой. Так вышло потому, что, пока молот выплавлялся, пламя на мгновение опало.
    - Это молот Мьёлльнир, - сказал Синдри, - самое великое из того, что я способен сделать. Все в Асгарде должны возликовать при виде моего молота. Только Тору будет по силам справиться с ним. Теперь я не боюсь приговора, который вынесут обитатели Асгарда.
    - Обитатели Асгарда должны признать наше превосходство! - закричал Брокк. - Признать наше превосходство и отдать мне голову Локи, моего мучителя.
    - Никогда в Асгард не приносили более чудесных и более полезных даров, - сказал Синдри. - Твоя голова спасена, и ты сможешь получить голову Локи, который нас оскорбил. Принеси ее сюда, и мы бросим ее в огонь в кузнице.

Асы и ваны сидели в Зале Совета, когда перед ними появился Брокк во главе толпы карликов, тащившей предметы огромной тяжести. Брокк и его прислужники окружили трон Одина и застыли, ожидая речи Отца богов.
    -Мы знаем, зачем вы пришли из Свартхейма в Асгард, - сказал Один. - Вы принесли чудесные вещи, полезные для обитателей Асгарда. Покажи их нам, Брокк. Если они чудеснее и полезнее, чем копье Гунгнир и корабль Скидбладнир, которые принес из Свартхейма Локи, мы присудим победу тебе.

Тогда Брокк велел карликам, которые ему прислуживали, показать обитателям Асгарда первое из чудес, сотворенных Синдри, и они вынесли вперед вепря Золотая Щетина. Вепрь стал летать по Залу Совета, оставляя за собой светящийся след. Обитатели Асгарда кивали и говорили друг другу, что это воистину диковина. Но ни один не сказал, что вепрь Асгарду нужнее копья, которое всегда поражает цель, каким бы неумелым ни был метатель, или корабля Скидбладнира, который может плавать по самому бурному морю, а сложенный умещается в любом кармане. Никто не сказал, что Золотая Щетина лучше этих сокровищ.
Фрейру, господину ванов, отдал Брокк чудесного вепря.

Затем цверги-слуги вынули кольцо, сверкавшее как солнце. Все восхищались благородным кольцом. А узнав, что каждую девятую ночь из этого кольца возникают восемь подобных ему золотых колец, обитатели Асгарда в один голос провозгласили, что Драупнир, кольцо приумножения, настоящее диво. Брокк торжествующе посмотрел на Локи, который стоял, стиснув зубы.
Одину, Отцу богов, отдал Брокк благородное кольцо.

Затем он велел карликам-слугам положить перед Тором молот Мьёлльнир. Тор поднял молот и с зычным кликом взмахнул им над головой. Как только обитатели Асгарда узрели Тора с молотом Мьёлльниром в руках, глаза у них загорелись, а с уст сорвался крик:
    - Чудо, воистину чудо! Никто не устоит перед Тором, нашим богатырем, если у него в руках будет такой молот. Никогда Асгард не видел более великого творения, чем молот Мьёлльнир.

Тогда Один, Отец богов, сидя на своем троне, изрек приговор:
    - Молот Мьёлльнир, который цверг Брокк принес в Асгард, - самый удивительный и самый полезный для богов дар. В руках Тора он может крушить горы и отбрасывать великанье племя от стен Асгарда. Цверг Синдри превзошел мастеров, создавших копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Это окончательный приговор.

Оскалив кривые зубы, Брокк посмотрел на Локи и закричал:
    - Теперь, Локи, отдавай мне свою голову!
    - Не проси этого, - сказал Один. - Требуй любого другого наказания для Локи за то, что он насмехался над тобой и изводил тебя. Пусть он заплатит тебе столько, сколько в состоянии заплатить.
    - Ну уж нет, так не пойдет, - взвизгнул Брокк. - Вы, обитатели Асгарда, выгораживаете друг друга. А как же я? Локи взял бы мою голову, если бы выиграл. Он проиграл мне свою голову. Велите ему стать на колени, и я отсеку ее.

Локи вышел вперед, улыбаясь сжатыми губами.
    - Я стану перед тобой на колени, цверг, - сказал он. - Бери мою голову. Но смотри не прикасайся к шее. Насчет шеи уговора не было. Я попрошу обитателей Асгарда покарать тебя, если ты ее заденешь.

Брокк с рычанием отпрянул.
    - Таково решение богов? - спросил он.
    - Ты заключил гнусную сделку, Брокк, - сказал Один, - и должен мириться со всеми ее гнусными последствиями.

Брокк в гневе посмотрел на Локи и, увидав, что губы его растянуты в улыбке, совсем рассвирепел и даже затопал ногами. Потом он подошел к Локи и сказал:
    - Я не могу взять твою голову, зато могу кое-что сделать с твоими губами, которые насмехаются надо мной.
    - Что же ты сделаешь, цверг? - спросил Тор.
    - Я сошью губы Локи, - прошипел Брокк, - чтобы он больше не мог никого язвить своими речами. Вы, обитатели Асгарда, мне этого не запретите. Стань на колени, о Локи.

Локи обвел взглядом обитателей Асгарда и понял по их лицам, что ему придется склониться перед карликом. Нахмурив брови, он опустился на колени.
    - Сожми губы, Локи, - приказал Брокк. Локи, сверкая глазами, сжал губы. Вынув из-за пояса шило, Брокк проткнул своему врагу губы, потом достал ремень и сшил их.
    - О Локи, - с торжеством сказал мстительный карлик, - ты похвалялся, что цверги, работавшие на тебя, более искусные мастера, чем мой брат Синдри. Тебя уличили во лжи. Теперь ты долго не сможешь похваляться.

Затем карлик Брокк величественной поступью покинул Зал Совета и Асгард, а карлики-слуги вереницей последовали за ним. Все ниже спускались карлики подземными ходами, распевая песнь о торжестве Брокка над Локи. И история о том, как Синдри и Брокк одержали победу, долго передавалась в Свартхейме из уст в уста.

А в Асгарде теперь, когда рот Локи был зашит, воцарились мир и покой. И никто из асов и ванов не жалел, что Локи вынужден бродить в молчании, понурив голову.

0

29

Как строилась крепость Асов.

От веку шла война между великанами, стремившимися уничтожить мир и человеческий род, и богами, желавшими защитить человеческий род и сделать мир еще прекрасней.

Множество историй можно рассказать о богах, но начать следует с истории основания их города. Боги поднялись на вершину высокой горы и там решили построить для себя огромный город, который великанам никакими силами не разрушить. Они договорились назвать его Асгард, что означает «город асов» (богов). Заложили асы город среди чудесного поля на вершине той горы и задумали окружить его стеной, выше и крепче которой еще не бывало.

И вот однажды, когда начали они возносить чертоги и палаты, явилось к ним странное существо. Тогда вперед выступил Один, Отец богов, и заговорил с ним.
    - Что нужно тебе на горе богов? - спросил он пришельца.
    - Мне ведомо, что замыслили боги, - сказал пришелец. - Они хотят построить здесь город. Я не умею воздвигать чертоги, зато умею возводить мощные стены, которые невозможно разрушить. Позвольте мне возвести стену вокруг вашего города.
    - Сколько времени тебе понадобится, чтобы окружить стеной весь город? - спросил Отец богов.
    - Год, о Один, - ответил пришелец.

Один понимал, что, если Асгард окажется за мощной стеной, богам не придется тратить все свое время на его защиту от великанов и тогда он сам сможет пойти к людям, и учить их, и помогать им. И подумал Один: какую бы плату ни запросил пришелец за строительство такой стены, она не будет чрезмерной.

В тот же день пришелец предстал перед Советом богов и поклялся, что ровно через год закончит постройку. Затем Один дал клятву, что боги не откажут пришельцу, чего бы тот ни попросил в награду, если стена будет готова точно в срок.

Пришелец удалился и вернулся на следующее утро, утро первого дня лета. Он не привел с собой никаких помощников, кроме могучего коня.

Сначала боги думали, что конь будет только подтаскивать камни. Но конь делал не только это. Он укладывал камни рядами и скреплял раствором. Днем и ночью, при свете и в темноте трудился гигантский конь, и скоро мощная стена стала подниматься вокруг чертогов, которые строили сами боги.
    - Какой награды попросит этот чужак за свои старанья? - спрашивали друг у друга боги.

И вот Один отправился к пришельцу.
    - Мы восхищены работой, которую ты и твой конь делаете для нас, - сказал он. - Нет сомнения, что великая стена Асгарда поднимется к первому дню грядущего лета. Какой награды ты требуешь? Мы приготовим ее для тебя.
Пришелец оторвался от своего занятия, предоставив коню громоздить камень на камень.
    - О Отец богов, - сказал он, - о Один, в награду за свой труд я прошу у тебя солнце, луну и Фрейю, что пестует цветы и травы. Фрейю - себе в жены.

Услышав это, Один страшно разгневался, ибо непомерную цену заломил пришелец за свою работу. Он пошел к другим богам, занимавшимся в ту пору отделкой сверкающих чертогов внутри великой стены, и возвестил им о требовании пришельца.
    - Без солнца и луны мир погибнет, - сказали боги.
    - Без Фрейи Асгард погрузится в уныние, - сказали богини.

И решили асы, что лучше оставить стену недостроенной, чем дать пришельцу награду, которой он требует. Но тут слово взял Локи, который был богом-асом лишь наполовину: в нем текла кровь великана Фарбаути.
    - Пусть пришелец продолжает строить стену вокруг Асгарда, - сказал Локи, - а уж я исхитрюсь и заставлю его нарушить строгий уговор. Пойдите и скажите ему, что стена должна быть закончена к первому дню лета, но если к этому времени он не уложит последний камень, то не получит ничего.

Боги отправились к пришельцу и объявили ему, что если он не уложит к первому дню лета последний камень, то не получит ни Соль, солнце, ни Мани, луну, ни Фрейю. Теперь-то они смекнули, что пришелец был великаньего племени.

Великан и его гигантский конь принялись работать еще более споро, чем прежде. Ночью, пока великан спал, конь все таскал и таскал камни, поднимая и укладывая их на стену своими могучими передними копытами.

Невольный страх проник в сердца Асов, и, по мере того как стены вокруг них поднимались все выше и выше, этот страх все усиливался и усиливался. Глядя на великана и его могучего коня, бедная Фрейя плакала целыми днями, проливая свои золотые слезы, которых накопилось так много, что на них можно было бы купить целое королевство на земле.
    - Скоро мне придется отправиться в Ётунхейм,- горевала она.

Вместе с нею плакали Суль и Мани, и поэтому луна и солнце каждый день всходили закрытые туманной дымкой.

Асы с грустью вспоминали тот час, когда они исполнили желание Гримтурсена и дали ему клятву, запрещающую им позвать на помощь Тора, который сразу избавил бы их от великана, но особенно сердились они на бога огня.

Наконец, когда до назначенного великаном-каменщиком срока оставалось два дня, а работы ему - всего на один день, боги собрались на совет, и Один, выступив вперед, сказал:
    -Над нами нависла беда, и это ты, Локи, один виноват во всем. Ты уговорил нас заключить договор с Гримтурсеном, ты уверял, что он не сумеет закончить стену в срок. Ты один и должен за все расплатиться.
    -А зачем вы меня послушались? - оправдывался бог огня.- Ведь я не пил воды из источника Мимира и не так мудр, как ты, Один!
    - Довольно, Локи!- произнес Браги.- Все мы знаем, что ты всегда сумеешь вывернуться. Придумай же теперь, как нам избавиться от великана. Мы не можем отдать Фрейю в Ётунхейм, не можем и оставить мир без луны и солнца. Знай, что в тот самый день, когда это случится, ты умрешь самой страшной смертью, какую мы только сможем придумать.
    - Да, это будет так,- подтвердили остальные боги, и даже молчаливый Видар и тот сказал «да».

Локи долго думал, а потом вдруг рассмеялся. - Будьте спокойны, Асы: великан не достроит стену!- воскликнул он и, встав со своего места, быстро ушел. На следующее же утро, с восходом солнца - а оно в этот день было особенно туманным,- исполинский каменщик повез из Ётунхейма в Асгард последний воз с камнями. Однако, едва он доехал до небольшого леска, невдалеке от которого начиналась страна богов, как из него вдруг выскочила большая красивая кобыла и с веселым ржанием принялась скакать вокруг жеребца. Увидев ее, Свадильфари рванулся в сторону и с такой силой дернул за постромки, что они лопнули. - Постой, постой, куда ты?!- закричал великан. Но его конь уже мчался вслед за кобылой, которая поспешно исчезла в лесу.

Целый день простояли боги на стенах Асгарда, с тревогой ожидая прихода исполина, но он не явился, Фрейя снова плакала, но на этот раз от счастья, да и остальные Асы впервые после многих дней были веселы.

Лишь к исходу второго дня, когда довольная и радостная Суль кончала свое путешествие по небу, боги снова увидели Гримтурсена.

Оборванный и усталый, без своего коня, шел он к Асгарду, изрыгая на ходу самые страшные проклятья.
    - Вы меня обманули!- закричал он еще издали.- Вы нарушили свою клятву! Это вы подослали в Ётунхейм кобылу, которая увела моего коня.
Асы, которые сразу догадались, что эта проделка бога огня, промолчали.
    - Отдайте мне Фрейю!- продолжал кричать великан, неистово стуча кулаком по сложенным им стенам.- Отдайте мне луну и солнце, или вы дорого поплатитесь за свой обман.

С этими словами он нагнулся и, схватив один из оставшихся от постройки стены камней, с силой швырнул его в богов. Те еле успели нагнуться, а камень, пролетев над их головами, ударился о крышу дворца Хеймдалля и выбил из нее несколько черепиц.
    - Тор!- хором крикнули Асы.

Долгий и громкий раскат грома был им ответом, и в прозрачном предзакатном небе вдруг выросла фигура рыжебородого богатыря, стоящего во весь рост на своей колеснице.
    - Что я вижу? Гримтурсен у стен Асгарда?- воскликнул бог грома и, даже не спросив у Асов, что случилось, поспешно метнул в него свой молот.

Великан, готовившийся бросить в богов второй камень, выпустил его из рук и замертво упал на землю.

Стены Асгарда вскоре достроили сами боги, но еще долгое время на душе у них было невесело. Предсказания норн продолжали сбываться. Асы совершили клятвопреступление, а кому, как не им, было известно, что это никому и никогда не проходит даром.

Жеребец Свадильфари исчез бесследно, и никто не знает, что с ним случилось. Что же касается Локи - это он, превратившись в кобылу, сманил коня великана,- то он впопыхах заколдовал себя на такой долгий срок, что еще около года проходил в образе лошади и даже произвел на свет жеребенка. Этот жеребенок родился восьминогим и был назван Слейпниром. Его взял себе Один и до сего дня ездит на нем верхом.

0

30

Уважаемый Мастер, не могли бы Вы исправить название темы? (исправить Указания на Сказания) случайно выскочила графическая ошибка а так то материал довольно интересный да и полезный.

0

31

Jötunn написал(а):

Уважаемый Мастер, не могли бы Вы исправить название темы? (исправить Указания на Сказания) случайно выскочила графическая ошибка а так то материал довольно интересный да и полезный.

Исправил.

0

32

Мастер, благодарю!

0